Вожак Пермской республики

Янв162018

Революция 1917 года привела к власти множество людей из народа, среди которых были и восторженные мечтатели, и кровавые палачи. Встречались люди, в которых соединялось и то и другое. Именно таким был слесарь из Перми Гавриил Мясников, похитивший и казнивший в 1918 году великого князя Михаила Александровича.

Гавриил Мясников: Вожак Пермской республики

3, январь 2018 года
Рубрика: Злодеи
Автор: Алина Данилова

Почему убийца великого князя стал бороться против советской власти?

Гавриил Мясников родился в 1889 году в деревне Березовка Казанской губернии. Его отец, потомок старообрядцев, владел скобяной лавкой, и у него были средства, чтобы отправить сына учиться. В восемь лет мальчика послали в Чистополь в ремесленную школу. После окончания в 13 лет школы домой он решил не возвращаться. Сначала батрачил, потом, накопив денег на дорогу, уехал в Пермь и поступил учеником слесаря на знаменитый пушечный завод в Мотовилихе.

Самосуд каторжника

Весной 1905 года Гавриил, которого рабочие звали обычно Ганькой, оказался в водовороте Первой русской революции. Вступил в РСДРП, потом примкнул к большевикам. Он бегал на собрания, раздавал прокламации, вместе с другими бастующими рабочими бросал гайки в стариков-штрейкбрехеров, оставшихся у станков.
В декабре того же года Ганьку после попытки поднять восстание схватили казаки и жестоко избили — он весь превратился в бесформенный кусок мяса. Но это не остановило мятежного паренька. Он продолжал прятать в цехах оружие и нелегальные газеты. Его вновь арестовали. Как несовершеннолетнему, каторгу ему заменили вечной ссылкой в Сибирь.
Уже на третий день Мясников бежал и добрался до Тюмени, возглавив там большевистскую организацию. Его ещё не раз арестовывали, он устраивал побеги и на новом месте опять поднимал местных рабочих на борьбу. Наконец ему присудили шесть лет каторги, бросив в одиночную камеру Орловской каторжной тюрьмы.
Здесь Гавриил начал заниматься самообразованием. Читал труды Маркса, произведения Толстого, Достоевского, а также Библию. Прочитанное оказало на молодого человека очень странное влияние. Однажды, связав из простыни жгут, он до незаживающих язв хлестал сам себя.
Из тюрьмы Мясников вышел в возрасте 28 лет, с колючим ёжиком уже поседевших волос. Он отправился в ставшую ему родной Мотовилиху, где большевиков к тому времени почти не осталось. Бывший заключённый возродил партийную организацию, став её лидером. Потом возглавил местный Совет депутатов.
В декабре 1917 года красногвардейцы Мотовилихи установили в Перми власть большевиков. Впрочем, Мясникова от неё отодвинули — он поссорился с местным руководством. Особенно с председателем ЧК, ставшим потом первым редактором пермской газеты «Звезда», Фёдором Лукояновым. Мясников возмущался тем, что чекисты сажают и расстреливают рабочих, однако не трогают бывшего великого князя Михаила Александровича, высланного в Пермь из Гатчины.
Михаил Александрович был известен как либерал. В дни революции добровольно отказался от престола и объявил, что не будет вмешиваться в политику. Поэтому в ссылке жил довольно вольготно, с целым штатом слуг, включая личного секретаря Джонсона. Мясникова это бесило. Особенно он рассвирепел, когда побеседовал с арестованным офицером Темниковым, сыном бывшего директора Мотовилихинского завода. Тот открыто заявил, что Михаила нужно сделать царём — только это может спасти Россию.
Мясников решил, что готовится офицерский заговор с целью освобождения Михаила и превращения его в «знамя контрреволюции». Он решил выкрасть бывшего великого князя, жившего со слугами в «Королевских номерах», чтобы убить без суда и следствия. И это ему удалось осуществить!
Похищенных отвезли за семь километров от города и там расстреляли (точное место гибели до сих пор не известно). Наказывать Ганьку никто не собирался. Ленин, как говорили очевидцы, «был очень доволен» случившимся. А вскоре сам приказал ликвидировать всю царскую семью.

«Нездоровый элемент»

Пленум губернского комитета ВКП(б) 1 августа 1920 года избрал Гавриила Мяс-никова своим председателем. По сути — первым лицом региона. Придя к власти, он стал утверждать, что рабочие лишены всяких прав, а реальная власть принадлежит партийной бюрократии. Мясников требовал развития рабочего самоуправления через Советы и свободы слова для всех — «от анархистов до монархистов». По сути он провозгласил что-то вроде Пермской республики, не очень-то подчиняющейся центральной власти. Недаром впоследствии его именем будет назван один из расколов партии — «мясниковщина».
Ленин пытался увещевать» старого большевика, утверждая, что «свобода печати» означает на деле немедленную покупку международной буржуазией сотен и тысяч кадетских, эсеровских и меньшевистских писателей и организацию их пропаганды, их борьбы против нас».
Мясников парировал: «Не верите вы в силу рабочего класса, не верите в его классовую политику, а верите в чиновников — вот ваша беда. Я боролся, борюсь и буду бороться за наше рабочее государство».
В монографии пермской писательницы Надежды Аликиной «Дон Кихот пролетарской революции», которая имеет подзаголовок «Документальная повесть о том, как мотовилихинский рабочий Гавриил Мясников боролся с ЦК РКП(б) за свободу слова и печати (1920-1922 годы)», говорится о том, что в дискуссии с видным пермским большевиком Борчаниновым оппозиционер крыл всех, не стесняясь, площадной бранью.
Гавриила Мясникова перевели из Пермской губернии в Петроградскую партийную организацию. Однако и это не помогло: он упорно гнул свою линию. Напротив его фамилии Ленин сделал пометку — «нездоровый элемент». Ганьку вернули на Урал.
Мясников хотел выступить с разоблачениями на съезде 4 РКП(б) в марте 1922-го, однако в феврале его исключили из партии. А потом и арестовали. В тюрьме Мясников побил стекла и объявил голодовку. В конечном итоге его отпустили, но он жил в Москве под строгим надзором ГПУ. Правда, и в этих условиях сумел основать «Рабочую группу» партии. Её манифест тайно разошёлся по стране. Попал и за границу, где был напечатан в эмигрантских газетах.
Гавриила Мясникова попробовали выдавить из страны: отправили работать в посольство СССР в Германии. Здесь он подружился с немецкими левыми, задумав создать «рабочий интернационал». У него крепло убеждение, что реформировать советский строй нельзя — можно только свергнуть. А на развалинах построить истинна народное государство с многопартийностью и свободой для всех.
С этими мыслями осенью 1923-го он вернулся в Москву и обнаружил, что «Рабочая группа» разгромлена. Как и её члены, он оказался в тюрьме ГПУ — на этот раз надолго. Не помогли ни протесты в ЦК, ни голодовки: врага партии было велено кормить насильно. Наконец его выслали в Ереван, где он, оказавшись у неширокой пограничной речки Араке, переплыл её, обретя долгожданную свободу.

В вечных бегах

Это произошло 7 ноября 1928 года. Из Персии Ганька перебрался вначале в Турцию, а потом в Париж. Здесь он устроился слесарем на металлургический завод, учил язык и вскоре сошёлся с французскими анархо-синдикалистами, которым он вновь предложил создать «рабочий интернационал». В 1934 году с их помощью Мясников напечатал и распространил протест против преследования оппозиции в СССР. Власти Франции косо смотрели на него, пытались выслать, но тому удавалось скрываться.
23 июня 1941 года Ганька явился за визой в советское посольство, но здесь уже хозяйничали немцы. Мясникова арестовали и поставили на учёт в гестапо, однако ему и тут посчастливилось сбежать. Его поймали, отправили в концлагерь, но он снова ускользнул и скрывался в Париже вплоть до освобождения города. Именно здесь он написал свои мемуары «Философия убийства» — о том, какую роль сыграл в убийстве князя Михаила.
Среди эмигрантов после Победы царили радужные настроения, и многие стремились назад, в СССР, уверяя, что Сталин ослабит репрессии, выиграв войну.
Этому поветрию поддался и Мясников, которому до смерти надоели одинокая жизнь и работа слесаря. Он хотел увидеть семью, друзей, родную Мотовилиху. Увы, он не догадывался, что его друзья казнены, трое сыновей погибли на фронте, а жена сошла с ума. Сразу после возвращения в Москву в январе 1945-го его бросили в тюрьму, обвинив в измене родине, шпионаже, антисоветской агитации.
Смешно, но он требовал отправить его обратно во Францию и даже выплатить зарплату за время пребывания в тюрьме. Гавриила Мясникова казнили 16 ноября 1945 года. При аресте у него нашли сплющенную пулю — будто бы ту самую, какой был убит князь Михаил Александрович…



ПОДЕЛИСЬ!