Ночной кошмар под Користовкой

Янв122018

Собираясь в путь в ноябре 1986 года, многие пассажиры поезда Кривой Рог — Киев даже не подозревали, что эта поездка станет последней в их жизни. Посреди ночи людей разбудил чудовищной силы удар. Металлическую обшивку вагона разорвало, словно картонную коробку. Спустя секунды в эту какофонию добавились душераздирающие крики раненых.

Ночной кошмар под Користовкой

Журнал: Тайны СССР №9, декабрь 2017 года
Рубрика: Хроника катастроф
Автор: Лев Каплин

В эпоху застоя у жителей провинции возникла традиция ездить на праздники в мегаполисы. Помимо культурной программы, многие стремились посетить столичные магазины, дабы пополнить домашние запасы. 5 ноября 1986 года, накануне празднования очередной годовщины Октябрьской революции, сотни жителей Днепропетровской области собрались в Киев за дефицитом. Дорога на поезде занимала одну ночь.

Тяжёлая смена

В столицу республики ехали самые разные люди. И далеко не всех интересовали исключительно полки киевских магазинов. Кто-то отправился повидаться с родственниками или друзьями, кто-то давно мечтал посмотреть праздничный парад. А кто-то просто намеревался побродить по Крещатику и развлечься в большом городе по мере сил. Но трагедия перечеркнула эти планы.
Пассажиры вагона №19 поезда №635 Кривой Рог — Киев под мерный стук колёс готовились ко сну. На станции Пятихатка локомотив, тянувший состав, сменился. И вагон №19, до этого последний в веренице, стал первым после почтового вагона и локомотива.
Теперь поезд вела бригада депо имени Шевченко: машинист Александр Галущенко и его помощник Василий Шишка. По инструкции, перед ночным рейсом машинисты должны были отдохнуть. Но Шишка весь день провёл возле захворавшей коровы и совсем не отдыхал. Галущенко тоже днём не спал, понадеявшись на профессиональный опыт.
Ближе к двум часам ночи Галущенко почувствовал дремоту. Уточнив у Шишки, не хочет ли тот спать, машинист передал ему управление. Тот с энтузиазмом согласился. Парню предстоял экзамен на управление электровозов, и практика самостоятельного вождения была как нельзя кстати.

Встречный удар

То, что произошло потом, иначе как кошмаром назвать нельзя. Около трёх часов ночи на скорости 30 километров в час поезд приблизился к станции Користовка. Навстречу ему по тому же пути вылетел пассажирский поезд №38 Киев-Донецк. Среагировать машинисты не успели, и через несколько минут составы врезались друг в друга. Раздался чудовищной силы удар и адский грохот…
О масштабах крушения можно судить по воспоминаниям очевидцев. «Место катастрофы выглядело ужасающе: столбы пыли, смятые в гармошку вагоны, откуда доносились крики о помощи, — описывал произошедшее председатель Кировоградского облисполкома (в этой области располагалась станция Користовка) Владимир Желиба. — Один локомотив наехал прямо на крышу другого. Я ещё подумал: «Какой же силы должен быть удар, чтобы многотонная махина взлетела кверху!» Пассажиры донецкого поезда практически не пострадали. Весь удар на себя приняли первые вагоны криворожского».
Именно в вагоне №19 поезда Кривой Рог — Киев оказалось наибольшее количество жертв. Картина, представшая перед медиками и спасателями, была ужасна. Вокруг кусков искорёженного металла валялись человеческие тела в нижнем бельё и пижамах. Некоторые не имели видимых повреждений. Спасатель вспоминал, как они вытащили зажатого металлом 12-летнего мальчика. На его теле не было ни царапины, но лицо выражало нечеловеческие страдания. «Дядя, меж хочеться плакати, але я не буду, — тихо сказал ребёнок. — В мене всерединi всё болить…». Мальчик умер в больнице, медики диагностировали у него повреждения внутренних органов.
Рядом с искалеченными трупами спасатели находили совершенно целые очки, стеклянные банки с вареньем, стаканы. Молодой парень ехал в Киев на поминки отца и вёз собой венок и бутылку дорогого вина. Она чудом уцелела, а её обладатель, увы, погиб.
Ещё большим чудом казался факт, что в почтовом вагоне, прицепленном сразу к локомотиву, уцелели двое охранников. В искорёженном железном ящике они кричали и звали на помощь. Спасатели разрезали обшивку и вызволили бедолаг. У одного из них была разбита голова, второй получил переломы, но оба остались живы.
Так как билеты на поезд в те времена продавали без паспорта, у многих погибших не было с собой документов или они лежали в сумке. Это усложнило опознание, так как некоторые тела были изуродованы до неузнаваемости. Учитывая число жертв, на железнодорожную станцию Знаменка подогнали вагон-рефрижератор. Погибли в общей сложности 44 человека. 100 человек были ранены, из них тяжело — 27.

Кто виноват?

О трагедии на станции Користовка власти поначалу предпочитали молчать. На носу была годовщина Октября, парад, поздравления — а тут такое! Но в Кривом Роге, откуда было большинство погибших, слухи о катастрофе поползли в тот же день. Властям надо было как-то реагировать.
Утром 7 ноября 1986 года, за полчаса до начала трансляции парада из Москвы, диктор Криворожского радио зачитал сообщение: «Всем, кто провожал своих друзей, родственников и знакомых 5 ноября 1986 года на поезд №635 Кривой Рог — Киев, срочно позвонить по номерам…» Далее следовали номера РОВД и Бюро судебно-медицинской экспертизы. Там люди и узнавали о случившемся. Позднее небольшую заметку о крушении опубликовали в городской газете «Червоный горняк».
После завершения спасательных мероприятий к делу приступили эксперты и сотрудники транспортной прокуратуры. Им предстояло выяснить причину катастрофы. Следствие под контролем Генпрокуратуры СССР длилось полтора месяца.
Было установлено, что машинист Галущенко, передав управление локомотивом помощнику Шишке, во время прибытия на станцию Користовка спал и ситуацию не контролировал. Локомотив под управлением Шишки, проследовав после входного светофора с двумя жёлтыми огнями по участку, не оборудованному сигнализацией, снизил скорость до 30,7 километра в час. После чего парень задремал. На вызовы дежурного по станции бригада не реагировала и мер к остановке поезда перед красным светофором не приняла. Колёсами состава была переведена стрелка, и поезд выехал на второй путь. Прямо навстречу поезду №38 Киев-Донецк.
Вину за катастрофу следствие возложило на машиниста и его помощника. Верховный суд УССР, признав подсудимых виновными, приговорил Александра Галущенко к 15 годам, а его помощника Василия Шишку — к 12 годам лишения свободы. Каждый из них не отбыл и половину срока, освободившись по УДО.
Но в железнодорожных кругах бытовала и другая версия. В ту ночь поезд Киев-Донецк опаздывал. Дежурная по станции, зная, что он придёт позже графика, решила за это время принять поезд Кривой Рог — Киев и на всякий случай закрыла жёлтым светофором въезд донецкому составу. Однако донецкий поезд считался привилегированным. Когда, наверстав опоздание, он приблизился к Користовке, дежурная, забыв о криворожском, открыла ему проезд. Что автоматически повлекло за собой красный сигнал перед поездом Кривой Рог — Киев. Вот только мгновенно снизить скорость неопытный Шишка не смог, а его наставник спал.
После трагедии дежурная по станции якобы хотела сброситься с моста, но её удержали. Инженер по телемеханике, дежуривший в ту ночь, сжалился над матерью троих детей и отмотал счётчик переключений сигналов. Теперь всё выглядело так, будто бригада криворожского поезда проехала на красный.
В пользу «железнодорожной» версии говорит то, что и Галущенко, и Шишка остались живы. А по версии прокуратуры, они спали и должны были погибнуть первыми. И всё же они успели выпрыгнуть из локомотива. Впрочем, спустя 30 лет распутать клубок противоречий вокруг той катастрофы вряд ли удастся.



ПОДЕЛИСЬ!